В прошлом году мы отмечали 30-летие со дня вывода советских войск из Афганистана. Дата горькая, с привкусом безвозвратно потерянного и невосполнимого. Люди, сами побывавшие в пекле той войны, 15 февраля воспринимают еще более остро и болезненно. Для перевозца И.И. Ширяева это – черный день в календаре, это траур по погибшим однополчанам. А их в памяти нашего земляка – не один и не двое…

Одесса, 1979 г.

Его Афган случился почти в самом начале военной кампании: в 1980-м несколько срочников из одесской саперной роты были переброшены в Кушку, расположенную всего в 4 км от границы. «К тому времени я отслужил в армии почти год, какой-никакой опыт уже имелся. Когда нам велели подготовиться к отправке из нашей части в Одессе, мы знали точно, что ждет нас Афганистан: судьба военнослужащих, зачисленных в распоряжение, была известна, – рассказывает Иван Иванович. – Но страха перед таким будущим не было, хотя в армии уже ходили разговоры о войне в горах и об идущих оттуда печальных грузах 200. Приказ поступил – надо его выполнять».

После двухнедельного пребывания в пограничном городке, без особой боевой подготовки советские ребята в составе автоколонны двинулись через пропускные пункты в афганский Герат. Была зима, а чужая страна встречала наших солдат моросящим дождем.

– Окончательная точка базирования находилась в 12 км от Кандагара, – говорит И.И. Ширяев. – Здесь из палаток, в которых мы и жили, был развернут целый городок: казармы, столовая, другие хозобъекты. Я выполнял обязанности водителя и сапера в своей разведроте.

Сколько за год с лишним в Афгане приходилось Ивану Ивановичу выходить в рейды на прочесывание местности и участвовать в боевых операциях, сейчас уже и не вспомнить в точности – с той поры минуло 40 лет. Все это смешалось в единый пласт тяжелых воспоминаний, потому что там была самая настоящая война, где приходилось каждый день держать в руках оружие, минировать пути душманских караванов, освобождать от мин дороги для прохода своих автоколонн. А если разведка доложила о местонахождении группировки противника, надо срочно грузиться в вертолет и быть готовым к уничтожению моджахедов.

– В одной из операций душманы нас обхитрили, мы попали в серьезный переплет, – вспоминает ветеран. – У подхода к Кандагару нас жестоко громили из гранатометов и автоматов. Жуткая была мясорубка. Большинство ребят не вернулись с этого задания. Сколько друзей там полегло… Обидно, что много наших парней подрывалось на своих же минах – по глупой ошибке, по незнанию и из-за отсутствия опыта ведения боя. Мы ж учились военной науке прямо на месте.

С внучкой Лерой

Сам он остался жив, но получил серьезную контузию. За личное мужество и смелость, стойкость в боях с врагами Демократической Республики Афганистан, проявленные при исполнении служебного долга, наш земляк, рядовой Иван Ширяев награжден медалью «За отвагу». Эта реликвия по сей день хранится в семье – кусочек металла с гравировкой, умещающийся на ладони, за которым – нерассказанные никому пережитые когда-то ужас, боль, страх и отчаянье. Мужчины не любят говорить об этом. А вот о своем дембеле Иван Иванович вспоминает охотно: его он дождался 12 мая 1981 года. Когда отслужившие солдаты пересекли границу с Союзом, дружно, не сговариваясь, грянули «Ура!». На родной земле можно было смело кричать, радоваться, плакать – здесь никто не стрелял и нечего было бояться. Но Афган еще долго не отпускал, заставляя вздрагивать во сне и просыпаться от оставшегося в памяти грохота разрыва снарядов. Спустя четыре десятилетия об армейской службе чаще напоминают друзья – лучшее, что принесла та пора. Перевозец до сих пор поддерживает связи с сослуживцами, разбросанными по всей России и за ее пределами. Верно говорят, что боевое братство – это понятие вне времени.

Елена Страхова

оцифровка старых видеокассет
Мы в соцсетях