– У каждого своя судьба: если написано на роду, то гибель свою не обойдешь и не объедешь, будь ты хоть в мирной жизни, хоть на войне сражайся, – уверен наш земляк, майор МВД в отставке, участник боевых действий в Афганистане В.В. Белов. – Мне посчастливилось живым вернуться из афганской мясорубки, а за время моей службы сразу двое друзей погибли здесь, на гражданке. Ничего не поделаешь…

В.В. Белов

С армейской поры Владимира Белова пролетело уже 40 лет. Целая жизнь! Но, увы, даже война забывается. Хотя, может быть, это только кажется? Ведь солдаты не любят вспоминать о своих сражениях… И все-таки, возвращаясь на четыре десятилетия назад, память проносит перед глазами Владимира Васильевича те самые недобрые горы, ленты серпантина между скалами, его танковый экипаж и бесконечные обстрелы, к которым, как ни странно, человек тоже привыкает.

Время первых

Отдавать долг Родине он отправился в одну из прибалтийских учебок в октябре 1979-го. Двумя месяцами позже, в декабре, на заседании Политбюро СССР будет принято решение о вводе советских войск в Афганистан. Предполагалось, что они станут гарнизонами и возьмут под охрану важные промышленные и другие объекты, высвободив тем самым части афганской армии для активных действий против отрядов оппозиции, а также против возможного внешнего вмешательства. На деле получилось всё иначе…

– У нас был ускоренный выпуск, – вспоминает ветеран, – нам даже не дали доучиться положенные полгода, потому что мы должны были заменить тех, кто самыми первыми рейсами улетел в Афган. У них подходил дембель. Военная кампания там только разворачивалась, поэтому никто из нас не представлял себе, что это такое. Рапорты об отправке в Афганистан охотно писали сами, геройствовали по молодости. Родители в Ревезени тоже не волновались: никакой информации у советского населения о той войне не было. Так, моя армия с марта 1980-го переместилась в афганскую Долину змей, кишлак Пули-Хумри. В том местечке действительно невероятное множество змей и скорпионов. Здесь базировалась наша военная часть. А жили мы в Нахрине, где размещались танковая рота, рота пехоты и взвод обеспечения.

Тогда на чужой земле очень ощущалось, что прибывший туда «ограниченный контингент» прислан из многонационального Советского Союза. К примеру, в роте, где служил наш земляк, были представители сразу 48 национальностей! Поэтому проблем с переводчиками для общения с местным населением не возникало: таджики и узбеки прекрасно выступали в этой роли. А сотрудничали с афганскими военными плотно: они, помимо непосредственного участия в боевых операциях, посвящали в особенности здешнего климата и рельефа.

Трудности быта

Первопроходцам всегда сложно: еще не отлажено оснащение армии самым необходимым, и постигать правила существования в субтропиках солдатам приходилось на личных ошибках. Но было у них и небольшое преимущество перед моджахедами: последние в начале 80-х имели достаточно слабое вооружение, так как снабжение американским оружием еще не было поставлено на поток.

Жили наши военнослужащие в землянках. Настоящим испытанием для ребят в быту стали нашествия бельевых вшей. От их укусов нередко тело расчесывали до костей. Было много случаев госпитализации с тропической лихорадкой. А желтухой переболели практически все – в условиях жары пить хотелось постоянно, и для этого использовали неочищенную воду из горных речек. Кроме жажды, мучил еще и голод. Питание у солдат было далеко не разнообразным да и, честно сказать, недостаточным. «Спасал сухпаёк, – рассказывает Владимир Васильевич. – И то тушёнку видели только офицеры, простым солдатам выдавали скумбрию в томатном соусе. Вернувшись из армии, я еще долго не мог смотреть на эти консервы и каши».

Не баловали в то время солдат и культурно-массовыми мероприятиями. Редко-редко приезжала передвижка с каким-нибудь фильмом. Не до развлечений было.

Экипаж машины боевой

Боец Белов службу нёс на Т-55 и Т-62, где выполнял функции наводчика орудия. Задачей танковой роты была охрана армейских складов, мостов, трубопровода, по которому из России перекачивался керосин для вертолетов, а также поддержка огневой мощью пехоты, выходившей на зачистки кишлаков от бандитов. «Конечно, за сутки очень устаешь в танке, – рассказывает пенсионер, – день проходит на операциях, ночь – в охране. Сон, без преувеличения, сражает наповал, и уснуть можно хоть стоя, хоть под разрывы снарядов». Тяжело в танке, но сколько раз его броня защищала бойцов от пуль, спасала от неминуемой гибели, а рабочий двигатель согревал в зимние холода!

На обстрелы на войне очень скоро перестаешь обращать внимание. Даже к гибели товарищей начинаешь относиться более спокойно. А смерти нашему «афганцу» довелось видеть немало. Погиб командир его танка, двое друзей – механик и водитель из другой боевой машины отправились на Родину в цинковых гробах, много ребят полегло из пехоты… Владимир Васильевич объясняет это тем, что в 80-81 годах у наших войск еще не было достаточного опыта ведения боя в горных условиях. И, кроме того, много солдат погибало по своей глупости, неоправданному лихачеству. Да и факты дедовщины еще присутствовали в частях. В памяти ветерана запечатлелся случай, когда молодой военнослужащий, не выдержав неуставных отношений, расстрелял весь свой танковый экипаж. На войне всякое случается…

Военных операций, мелких и крупных, в которых пришлось участвовать В.В. Белову за полтора года в Афгане, накопилось предостаточно. Но в то время орденов за боевые заслуги никто из его окружения не получил. Лишь несколько солдат и офицеров были награждены. Посмертно.

Пора домой!

В октябре 1981-го в танковую роту пришло молодое пополнение. Новой смене дембеля передали уже родные боевые машины и распрощались с Пули-Хумри. Сказать, что те 20-летние мальчишки были отчаянно рады, что улетают в Союз, ничего не сказать. Выжили. Уходили с войны. «Полное осознание того, что действительно там была война, пришло, пожалуй, только дома, – признается ветеран. – Потом долго еще снилось, что снова в Афгане. Военные фильмы смотреть не хотелось. Сейчас, конечно, уже отпустило. Но до сих пор возникают мысли: зачем мы там были, зачем столько людей положили?»…

Долгое время Владимир Васильевич проработал в милиции и на пенсию ушел в звании майора. Сегодня посвящает себя домашним делам и бытовым заботам.

Елена Страхова

оцифровка старых видеокассет
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
17181920212223
24252627282930
       
  12345
6789101112
       
15161718192021
2930     
       
    123
       
    123
25262728   
       
 123456
14151617181920
28293031   
       
     12
31      
   1234
567891011
       
891011121314
293031    
       
     12
3456789
10111213141516
       
  12345
       
      1
9101112131415
3031     
    123
11121314151617
       
 123456
78910111213
21222324252627
28293031   
       
      1
16171819202122
23242526272829
30      
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
       
   1234
262728    
       
1234567
891011121314
15161718192021
293031    
       
Мы в соцсетях