Зная скорое приближение армейской службы, он как-то пошутил дома, что отправится, наверное, в Афганистан. Родители не хотели слышать о таком даже в шутливом тоне, ведь к 1983 году вести из этой южной страны приходили жуткие. Но смехом брошенные слова оказались сбывшейся реальностью.

А.С. Сентюрев

Сегодня наш земляк, а в прошлом житель Семёновского района Александр Сентюрёв вспоминает: «Находясь в ашхабадской учебке, мы уже знали, что готовят нас в Афган. Мы воспитывались в духе патриотизма и гордости за свою страну, верили в силу нашего оружия. Старались не думать, что там могут убить, хотя, конечно, романтических иллюзий по поводу предстоящей службы не питали».

– Да, времена были другие, мы были комсомольцами, готовыми при первой необходимости встать на защиту своей Родины, – присоединяется к словам мужа Наталья Николаевна. – В Афганистане наши солдаты помогали, как тогда говорили, дружественному народу, поэтому даже мы, девчонки-медсестры, писали заявления с просьбой направить нас в ДРА. Молодости свойственны геройство и максимализм.

После Ашхабада армейцев ждал курс на Шинданд. Общие впечатления от климатических и бытовых условий в Афганистане оказались далекими от комфортных и мало напоминали порядок, к которому уже привыкли солдаты в учебной части. Любое перемещение здесь разрешалось только по двое, что не могло не настораживать новобранцев. Резко меняющийся температурный режим с часто поднимающимися песчаными бурями и, мягко говоря, скромное питание в виде тушенки и рыбных консервов тоже не добавляли уюта. Да никто и не обещал, что на войне может быть легко и сытно. Но человек так устроен, что ко всему со временем привыкает. Адаптировались и вновь прибывающие бойцы.

Александр Сергеевич был направлен на охрану местного аэродрома. На этом стратегическом объекте патрулирование было усиленное. По всему периметру выставлялись посты, территория прочесывалась, и, кроме того, на подступах к воздушной гавани были вкопаны в землю танки и БМП – просто так противнику не подобраться. Круглосуточные дежурства сменялись одно другим. К счастью, больших атак за время службы отражать не пришлось, как и применять орудие, командиром которого являлся Александр Сергеевич.

В подробности своей афганской войны ветеран посторонних посвящать не привык, оставляя ту страничку личной истории для собственных воспоминаний. Единственное, о чем до сих пор сожалеет, это то, что ему, как и многим советским солдатам, не удалось миновать банальной желтухи. В его случае это заболевание вернуло его в Союз, в госпиталь, и уже перекрыло пути обратно, хотя до дембеля оставалось еще около 8 месяцев. «Было принято решение оставить нас, нескольких сослуживцев, в Термезе, – рассказывает перевозец. – Здесь мы до самого увольнения занимались подготовкой молодых ребят к дальнейшей службе. Опыт пребывания в Афганистане пригодился».

Спустя больше 30 лет с той поры, отношение к происходившему в Афгане у Александра Сергеевича не изменилось: это был приказ, а такие вещи, как известно, не обсуждаются. Это часть нашей истории, урок, из которого необходимо делать правильные выводы.

Елена Страхова

Мы в соцсетях